Минутка новой теологии.

Когда мы, ув. друзья, говорим об «инфантилизации» современников — мы обычно имеем в виду, что эти люди своевременно увеличились в размерах и покрылись половыми признаками, но не избавились от солнечного детского чувства эгоистического самопоклонничества.
Я говорю сейчас не о той симпатии здорового человека к себе, в рамках которой мы тихо наедине с с собой признаёмся «всё-таки я крутой» или мстительно бормочем «вы меня ещё попомните, козлы» тем козлам, что нас недооценили.
Я о той поистине религиозной вере в себя, которая, ведя социальную (казалось бы) жизнь, раз за разом изумляется тому, что объект её культа (по имени Вася, Лена или Валя) не является главным содержанием в жизни всех, кто ему встречается на пути.
Collapse )

Отец Анатолий Петра Мамонова из "Острова"



Сценарий фильма "Остров" Павлу Лунгину предложил Дмитрий Соболев, ученик Юрия Арабова когда он работал над "Делом о мёртвых душах". Лунгин его прочел и отложил. Отложил, потому что решил, что в кино это сделать нереально. Потом опять прочел. Потом возвращался снова и снова. Потом наступил момент, когда он без сценария уже не мог жить. Он вдруг почувствовал растущее, такое мощнейшее желание, необходимость его сделать

Collapse )

Пётр Мамонов. 1951 - 2021. Светлая память...

[Переслано из Малосолов]
Плюнь ты на чувства. Нельзя по чувствам жить.
Сегодня – солнышко. Завтра – дождичек пошел. Упал, ногу сломал – третье чувство. Жить надо по закону: не «Дай», а «На». Привыкли жить навыворот. У нас на голове, если пощупать, образовалось плоское местечко, на котором удобно стоять. Так и живем – вверх ногами. Все, что Богу угодно, презираем.
Сильный, помоги слабому. У нас – задави.
Богатый – отдай. У нас – хапани, да охрану поставь, чтоб не украли.
У нас извращенный взгляд
. А это просто: СКОЛЬКО КРОВИ МОЖЕШЬ ОТДАТЬ ЗА ДРУГОГО - ОТДАЙ. Потому что написано: «Что сделал одному из малых сих, то ты сделал Мне (Богу)». Сколько можешь, у постели матери просиди, которая одурела от старости и болезней. Вот где приходится умирать каждый день.
Как в Чечне: ребятишки стоят, чеку выдернул один придурок, сейчас – взрыв, подполковник, не думая, бросается. Его в куски. Восемь человек живы. Коммунист, некрещеный, никогда в церковь не ходил, о Боге вообще не думал, но он - христианин.
А то в храм пришел, поклоны бьет, свечек понаставил. А В СЕРДЦЕ – ПУСТО. Христианский поступок? Мимо. Хоть обмолись весь, объезди все Афоны, облобызай мощи. Ничего не будет... Хоть и трудно, стараюсь по закону жить. Из десяти два раза удается. ЗАЖАТЬ СВОЙ РОТ ОКАЯННЫЙ, ЧТОБ НЕ ВЫСКОЧИЛО ОБИДНОЕ СЛОВО. Не отпихнуть человека. Не перебить. Выслушать...

Еще про Меньшова...

Сегодня на прощании в Доме кино Панкратов-Чёрный сказал о Меньшове: «Он так любил народ! И страдал за него! Страдал!» И могло показаться – дежурная фраза, пафос по случаю. Но…
Панкратов-Чёрный вспомнил, как однажды Меньшов целый день таскал его по Астрахани, городу своего детства, с гордостью и страстью показывал родные места, рассказывал о кремле, старинных закоулках, в бар зашли, где к пиву особенную рыбку подают. А спустя пару лет (дело было на шукшинском фестивале в Сростках) уже Панкратов-Чёрный предложил показать Меньшову свою малую родину. «Далеко?» «Да нет, не очень, километров 500» «А что, поехали!»
Сели они в машину и рванули в деревню Конёво Алтайского края. Дальше – прямая речь:
«И вот пока мой сводный брат Коля и его супруга Зоя накрывали на стол, я повёл Володю показать родную деревню, а это одна, собственно, улочка домов тридцать-сорок. Крыши, крытые дёрном, земляными пластами, трава на крышах растёт... Идём, значит, я веду экскурсию:
– Вот видишь развалившийся сруб? Это клуб, в нём даже маленькая библиотечка была.
– А чего ж не восстановят?
– Так ведь кино не показывают, да и ходить уже некому, остались одни старики, молодёжь разбежалась, работы нет, жить здесь не на что... А вот видишь яма и несколько брёвен от фундамента? Это моя школа, я тут до пятого класса учился.
– Что-то больно маленькая какая-то…
– Ну, а что, в избе – комната для двух учительниц, комната для первого и второго класса, комната для третьего и четвертого… А здесь был магазин, из райцентра раз в месяц сахар и конфетки привозили… Ну, вот больше показывать нечего, вся моя деревня…
Вернулись к брату в его пятистеночек, стол накрыт – грузди наши алтайские, огурчики, помидорчики, самогонка, хлебный квас – всё домашнее. Брат весёлый, радуется, что меня увидел, да ещё и познакомился с таким великим артистом и режиссёром, Владимиром Меньшовым. Выпиваем, закусываем, хозяева улыбаются…
А Володя такой серьёзный-серьёзный сидит, мрачный, смотрит Коле за спину, а там на стене коврик – олень воду пьёт и лебеди плавают – а к коврику приколоты ордена и медали. Володя спрашивает:
– Отцовские медали, Коля?
– Да нет, почему… Мои. Вот орден за посевную в таком-то году, а это медаль за уборочную в таком-то… Ценили нас, ценили – работали-то мы с утра до ночи…
И вдруг Володя заплакал.
Мы опешили – что такое?
А он плачет и говорит, всхлипывая: «Ордена, медали… и ты так живёшь?..»
– А что, – Коля засуетился, – Хорошо живу, огород, всё своё, видишь, какой стол… Ну, а денег не платят, так их и тратить не на что…Перебьёмся!
А Володя плакал и плакал, вы не представляете… Как Шукшин в «Калине красной» на холмике – «да ведь это же мать моя»… Вот так и Володя рыдал, рыдал, обнял Кольку по-братски, говорит: «Да как же так! Сволочи! На мерседесах ездят, а всё равно Россией недовольны!..»
Это было так пронзительно… Мы его еле его успокоили … А потом, когда ехали обратно, он вдруг говорит – строго так, горько: «Сашка! Снимать кино надо – о любви! Потому что русскому народу любовь не-об-хо-ди-ма! Иначе озлобиться!»
Светлая память...

Проблема запретами не лечится.

История с "ВкусВилл" вскрыла проблему с широким распространением и влиянием гей-пропаганды в нашем обществе. Да, владельцы сети магазинов в итоге удалили пропагандирующий лесбийские отношения материал и принесли извинения, но это еще не конец истории. ЛГБТ-активисты пытаются теперь со своей стороны подвергнуть "ВкусВилл" обструкции, - то есть, в нашей стране они уже чувствуют себя достаточно сильными для того, чтобы пытаться оказывать общественное давление на неугодных. Как отмечалось, при этом подавляющее большинство светских журналистов, осветивших указанную историю, явно не разделяли возмущения консервативных кругов. То есть, среди тех, кто обеспечивает информационную повестку в нашей стране основные тезисы о "нормальности гомосексуализма" негласно приняты как что-то само-собой разумеющееся. Но проблема не ограничивается только лишь журналистами, ЛГБТ-активистами и "креативными директорами" отдельных сетей вроде "Тануки" и "ВкусВилла". Мы теряем в этом смысле молодое поколение, если уже не потеряли.
Collapse )

"Единый братский народ"

Тоже скажу пару слов про  "единый братский народ". Сегодня жуткий юбилей - 80 лет с начала Львовского погрома. Рассказывал ранее неоднократно. Советский народ в своё время совершил страшную ошибку: мы проявили непростительное милосердие – великодушно пощадили, простили и забыли об этом и о других, не менее чудовищных, коллективных преступлениях украинского национализма. Не выжженный каленым железом, прощенный без покаяния, воспалительный процесс продолжался подспудно. Гнил особо не прячась, прикрываясь "піснями" про червону руту да садок вишневий коло хати, пока не прорвался гнойным нарывом при первом же ослаблении государственного организма – сначала с развалом Союза, а потом в ходе государственного переворота 2014 года. Нынешняя гражданская война на Украине – это наша коллективная расплата за великодушие к отмороженным маньякам и серийным душегубам. Империи, как известно, рушатся долго, и кирпичи летят потом столетиями. Сегодня мы платим по старым векселям. И этот жестокий урок, наконец, должен быть выучен. Но если не будет, то случится следующее. Без малого четверть века российское руководство баюкало себя мантрами про "единый братский народ" и вырастила у себя в подмышке раковую опухоль некой "новой Польши". Давайте еще лет десять побаюкаем себя и тогда увидим, как эта "новая Польша" превратится в новый Рейх. Управляемая извне Украина, активно растящая поколения нацистов - экзистенциальный вызов самому существованию России, сколько не успокаивай народ добрыми мантрами...
Глеб Бобров

89 мм...

В 1835 году царь Николай I увлекся безумным, как тогда все считали, проектом "чугунки" или "железянки".
К тому времени, железных дорог общего пользования в мире было всего три - две в Англии и одна в Америке.
Николай тщательно изучил все предлагаемые проекты и уже через год началось строительство экспериментальной дороги от Петербурга до Царского села.
А через 3 года, несмотря на возражения кабинета министров, он подписал указ о постройке железной дороги "Петербург-Москва".
Николаевская железная дорога на тот момент стала крупнейшей в мире - 649,7 км. Строительство обошлось в 67 млн. рублей - треть ежегодного бюджета Российской империи.
Все 34 станции и оба вокзала были построены одним архитектором Константином Тоном. Это самое большое архитектурное сооружение в мире.
Колея железной дороги дороги была расширена по личному распоряжению императора на 89 миллиметров.
Он позаботился, чтобы по железной дороге не смог проехать неприятель.
Спустя ровно 100 лет в 1941 году эти 89 миллиметров сильно затруднят снабжение немецких войск.
А именно, группа армии "Центр" получит только ТРЕТЬ необходимых боеприпасов для взятии Москвы.
https://t.me/sharansky/55161

Очередная попытка достучаться до ДБ.

✍️ Лавров С.В. О ПРАВЕ, ПРАВАХ И ПРАВИЛАХ
(https://is.gd/VKCZBQ)Москва, 28 июня 2021 года
🔹 В документах Корнуолла и Брюсселя [места проведения саммитов «Группы семи» и Североатлантического Альянса] закреплено продвижение концепции «миропорядка, основанного на правилах» в противовес универсальным принципам международного права, закрепленным, прежде всего, в Уставе ООН.
🔹 «Прелесть» западных «правил» – именно в отсутствии конкретики: как только кто-то поступает вопреки воле Запада, тот мгновенно голословно заявляет о «нарушении правил» (предъявлять факты не станет) и объявляет о своем «праве «наказывать» нарушителя». В России «лихих» 1990-х это называлось «действовать по понятиям».
Collapse )